На курсе для учителей «360 градусов» одним из самых горячих вопросов был вопрос, как не выгореть на этой работе, откуда взять силы? Еще большую остроту он приобрел после всех моих рассказов про альфа-позицию преподавателя, которая является первоосновой его деятельности, опережающей по важности знание методики.

Альфа-позиция – это такая хитрая вещь, в которой одновременно должны уживаться две, казалось бы, взаимоисключающие идеи. С одной стороны, она предполагает авторитет, лидерские качества, естественное взятие на себя ответственности за происходящее, умение вызывать и удерживать доверие, а также преднамеренное сокрытие некоторых чувств, фактов и эмоций. Например, нельзя показывать, что не все ученики тебе нравятся одинаково, и по-возможности, лучше не выдавать, что ты неважно себя чувствуешь.

С другой стороны, альфа-позиция предполагает человеческое присутствие и демонстрацию некоторой доли уязвимости. Если ты совсем не человек, а только роль, людям не с чем соотноситься и не с чем выстраивать отношения, и тогда, как это ни парадоксально, люди не могут у тебя учиться. Учитель должен нравиться, — и точка. Кроме того, только по-настоящему сильные личности могут себе позволить демонстрировать уязвимость без риска разрушить построенные отношения. Все это означает, что иногда очень даже можно дать людям почувствовать твое неидеальное состояние и позволить проявить бережность. Можно признать ошибку. Можно опереться на студентов в поиске лучшего решения задачи или примера.

Очень трудно представить себе такую комбинацию и научиться ее делать, — особенно, если пытаться осилить ее умозрительно. Когда «включать» полководца, а когда – трепетную лань? Какова пропорция? Есть ли инструкция? Что делать, если сквозь лань лезет полководец, а за полководцем, хоть убей, все время угадывается лань?

Тем более непонятно, где взять на это все силы. Мало того, что нужно помнить весь сложный материал урока и последовательность activities, мало того, что нужно постоянно поддерживать, подбадривать, предлагать помощь, но при этом не давить, а также следить за временем и вытаскивать из рукава неожиданные решения возникающих по ходу занятия проблем, так еще и нужно всей своей фигурой внушать уверенность, мощь, силу, заботу и тепло. Да где ж взять бесперебойную поставку ресурсов на такое? ̶Н̶е̶ ̶г̶о̶в̶о̶р̶я̶ ̶у̶ж̶е̶ ̶п̶р̶о̶ ̶у̶р̶о̶в̶е̶н̶ь̶ ̶о̶п̶л̶а̶т̶ы̶ ̶с̶р̶е̶д̶н̶е̶с̶т̶а̶т̶и̶с̶т̶и̶ч̶е̶с̶к̶о̶г̶о̶ ̶у̶р̶о̶к̶а̶ ̶а̶н̶г̶л̶и̶й̶с̶к̶о̶г̶о̶ ̶я̶з̶ы̶к̶а̶.̶

Ответ, как обычно, лежит не вдоль, а поперек. Брать можно оттуда же, куда вкачиваешь. Занять альфа-позицию НЕВОЗМОЖНО без того, чтобы тебя туда ПОСТАВИЛИ другие люди и согласились – осознанно или неосознанно, гласно или негласно тебя там терпеть. В рамках определенной ситуации именно ты им нужен, и именно там. Это – совместный танец.

Их нужда в тебе придает немыслимое количество сил.

Рассказываю кейс. Идет консультация в обычном московском кафе; субботний день, народу довольно много. Прекрасно общаемся с замечательной клиенткой, я чувствую, что базовое доверие и взаимная симпатия присутствуют, все идет хорошо. Примерно на сороковой минуте нашего разговора за одним из соседних столов появляется девушка, которая разговаривает с кем-то в режиме видеозвонка без наушников. Я жду пару реплик – ну мало ли, вдруг разговор заканчивается, — но разговор не заканчивается. Тогда я встаю, подхожу к ее столику, перебиваю ее диалог и объясняю, что она мешает. Она, конечно, не очень довольна, но скандала, слава богу не устраивает, и уходит наверх. Я сажусь на место – и мы продолжаем работу.

Клиентку это восхитило, и она сказала, что вряд ли отважилась бы на такой поступок.

Правду хотите? Я сама бы никогда не отважилась, не будь рядом ее. Почему? Да потому что я вовсе не люблю этим всем заниматься: отстаивать границы, объяснять людям, что они неправы, воспитывать… Кому это охота? Кому это приятно? Если бы я была одна в этой кофейне, я бы, скорее всего, просто ушла сама. Второй вариант – терпела бы молча (ну, к примеру, если бы передо мной стояло еще не съеденное и довольно вкусное блюдо). Третий вариант – да, возможно, попросила бы ее вести себя потише, но это бы стоило мне несоизмеримо больше усилий, чем во время нашей консультации.

Почему? Да потому что в моих руках – человек. Сейчас я с ним работаю, я за него отвечаю. Его комфорт, его возможность расслабиться, довериться, решиться на что-то очень-очень страшное (поговорить на английском языке), — все это напрямую зависит от меня. Я не могу позволить какой-то овце, которую родители с детства не научили вести себя пристойно в общественных местах и уважать окружающих людей, разрушить то, что я почти час кропотливо создавала.

Я даже не заметила, как меня подбросило со стула. Расстояние в эти 5 метров я преодолела с изяществом торпеды. Мой голос был решителен и не оставлял других вариантов действий. Я была вежлива, но неумолима, как крейсер. Я стояла возле ее стола, пока она не подхватила свои манатки и не пошла по направлению к двери.

Как я себя чувствовала после этого? Да как Наполеон под Аустерлицем. Но, конечно, совсем не потому, что победа над какой-то маловоспитанной дурочкой сама по себе имеет такое колоссальное значение. Опять же, если бы я эту тишину выцарапала из рук судьбы лично для себя, мое настроение, возможно, было бы все равно испорчено простым фактом необходимости ее выцарапывать (мир порою так жесток). Конечно, нет. Душевный подъем был вызван тем, что я сейчас являюсь кем-то более значимым, чем я сама по себе есть, в глазах другого человека. Такая вот простая магия.

Можно и нужно брать силы – в простом отдыхе, в общении с друзьями и близкими, в хобби, в общении с природой, в путешествиях, в блаженном безделье, даже в тупом телевизоре и банальном сне. Но есть еще у нас с вами и этот секретный, прекрасный источник: наши студенты или клиенты. При правильной постановке энергообмена, именно с их помощью можно смастерить себе секретный perpetuum mobile энергии и эмоций. Это не только про «где взять столько сил, чтобы это все делать», но еще и про «как стать счастливым на этой работе». Такое с зарплатой не выдается.


Like, share, repost. Peace, love, smile. Learn.