Год назад я думала о том, чтобы написать обзор приложений для изучения английского языка. Мне казалось, что я не вполне владею материалом (не казалось: на тот момент я протестировала на себе всего одно приложение) и, если потрачу немного времени на сравнение, приду к каким-то вменяемым выводам.

Прошел год. Я не потратила ни минуты на сравнение приложений. Но к выводам все равно пришла.

Этот год я потратила на изучение механизмов работы мозга, важных для постижения языка: внимание, мышление, память, нейронные связи и скорость прохождения сигналов по ним. Мой изначально вялый интерес к приложениям за это время полностью угас.

Приложение (любое) выполняет функцию украшения на торте, которое чаще всего аккуратно выкидывается в мусорное ведро после праздника. Выглядит красиво, без него торт вроде как «не нарядный», но есть его – по сравнению с самим тортом – обычно невкусно и неинтересно. Особенно если торту предшествовала целая трапеза, богатая и на питательные вещества, и на вкусовые ощущения.

Никто не мешает заводить приложения, играть в них, сравнивать, выбирать любимые и т.д. Только с одним условием: они никогда не должны быть главным, а тем более единственным блюдом в вашем меню. Само по себе приложение – не еда, это даже не десерт. Просто кусок белого шоколада. Ветка красной смородины. Листик мяты. Если без них торт вам кажется незавершенным – на здоровье, но только не в отрыве от всего остального и не в преобладании над всем остальным.

Вопрос не звучит так: «Какое приложение выбрать?» Вопрос звучит так: «Как наилучшим образом инвестировать время, силы и другие невосполнимые ресурсы моей жизни, которые я решился выделить на изучение языка?» И вот тут имеет смысл откатить назад и кое-что выяснить.

Приложения продают себя своим удобством, т.е., читай, экономией вашего времени. Они позиционируются, как постоянные спутники, которые позволяют вам учить язык в метро, в пробках, в очередях, в ожидании посадки на рейс, за ланчем и на пробежке. Приложения – это то, что у вас всегда с собой, прямо в кармане.

Это очень круто. С одним, однако существенным и, я бы сказала, нивелирующим все, минусом: ваши знания в результате окажутся там же, в кармане. В кармане – а не в вашей голове. Вот смотрите.

1. Абсолютно все приложения совместимы с нашими электронными дивайсами – марки и платформы сейчас неважны. Важен принцип. В силу ограниченных возможностей этих устройств, единственное, что они нам предлагают, – это реагировать, формировать тот или иной ответ на предложение программы. Ответ может быть единственно верным или иметь небольшое пространство для маневра, но он вписан в алгоритм, он обусловлен тем, что мы видим на экране. Собираем ли мы слова из разбросанных хаотично букв, соотносим ли слово с картинкой, выбираем ли правильный из четырех ответов, пока звучит запись, – мы отвечаем на предложенный системой импульс.

Что мы делаем таким образом? Мы тренируем реакцию узнавания. Нам представили нечто – мы опознали это как пригодное для наших целей (для ответа на вопрос), допустим, мы ошиблись, нам предоставили новое нечто, мы узнали или не узнали это, и так до бесконечности. Даже когда нас просят что-то воспроизвести – это воспроизведение ограничено заданными рамками и все равно является ответом на предложенный нам импульс, очень часто – простым повторением. Увидел – узнал – нажал.

Основной целью всех, изучающих иностранный язык, является произвольная речь на этом языке. И вот тут плохие новости: одного узнавания для этого мало – нужно воспроизведение. А оно в приложениях не тренируется никак. И узнавание в воспроизведение само тоже никак не трансформируется.

Разница между узнаванием и воспроизведением состоит в том, что узнавание происходит при повторной встрече с объектом, а воспроизведение происходит в его отсутствие. Отсюда вытекают два вопроса: а) сможешь ли ты повторить все то, что ты сейчас сделал, спрятав телефон с приложением в карман? а через 12 часов? б) сможешь ли ты на основе всего узнанного сформулировать что-то свое? И, на самом деле, эти два вопроса так или иначе сводятся ко второму, потому что даже виртуозное повторение содержания всего приложения на авторскую речь, увы, не тянет. Секрет в том, что в процессе воспроизведения информация не только воспроизводится, но и формируется. Мозг устроен так, что мы не воспроизводим ничего один в один, если это не стихотворение, которое нам задали по литературе и которое мы, скорее всего, ответив на следующий день, забудем. Наша задача – научиться формировать собственные высказывания, зная не только элементы, из которых оно должно состоять, но и сложные правила их организации, а также принципы применения правил. По ходу воспроизведения мы уточняем, обобщаем, перерабатываем и реконструируем части того, что восприняли и узнали ранее, мы совершаем творческий акт, движимый личным намерением. Этот процесс происходит не как ответ на предъявленные внешние подсказки и наводящие вопросы, а как порождение собственной воли, которая имеет намерение и цель.

2. Второй пункт можно начать ровно так же, как первый, только зайти с другого угла. Приложения дают много входящего контента, предоставляют обширную тренировку для узнавания, однако все упражнения подразумевают от вас только одно физическое действие: прикосновение к экрану пальцем в ответ на имеющееся там изображение (и для целей данного текста буквенный символ или слово – это тоже изображение). Что бы мы ни хотели выразить, как бы ни выглядел наш ответ, он оформляется одним образом: мы тыкаем пальцем (даже если мы должны что-то сказать в микрофон или написать, физически мы ТЫКАЕМ ПАЛЬЦЕМ).

И если мы опять будем исходить из того, что мы по-прежнему желаем разговаривать на иностранном языке, то нам нужно как-то запоминать материал, который мы узнаем и в ответ на который тыкаем пальцем. Он должен разместиться не в пятисотый раз на экране (даже пусть и в запутанном и измененном виде, чтобы получше потренировать все ту же реакцию узнавания), а у нас в голове.

Память имеет целый ряд классификаций в зависимости от того, под каким соусом ее подавать: по характеру психической активности, по целям, по длительности хранения и не только. Для изучения языка важны чуть ли не все ее характеристики и возможности. Нам нужно, чтобы изучаемый язык вошел в нашу систему в виде единиц долгосрочного хранения, произвольно вызываемых в нужный момент. Также нам нужно, чтобы сами единицы были достаточно осмыслены и наполнены лично нами. Не абстракциями и универсалиями, которые легко помещаются на внешние носители и составляют «список», «алгоритм», «правило», «схему», «шаблон», «модель», а лично нашими ассоциациями, эмоциями, историями из жизни, образами, вкусами-цветами-запахами, воспоминаниями и т.д.

Вы уже поняли, куда я клоню? Да. Ничто из этого не достигается путем «потыкать пальцем в экран» в ответ на готовые слова, картинки, звуки и т п. Мы можем сколько угодно говорить о том, что приложения используют яркие визуальные образы, вызывают у нас какие-то эмоции, как-то апеллируют к нашей пространственной памяти и т.п., но это делают они. А мы – мы только тыкаем пальцами.

Что-то, разумеется, в мозгу при этом происходит. Да. Понятно, что, прежде чем тыкать, мы проводим мыслительные операции: что-то вспоминаем, логически выводим, обобщаем или выделяем, да. Да, да и еще раз да.

Это невозможно сравнить с тем, как мог бы развернуться мозг, получи он задание творчески реорганизовать определенные элементы с использованием простого куска бумаги, простой метафоры (дорожная карта, дерево, система координат, любые глупые рисунки), набора разноцветных ручек/карандашей и внятного формата.

И мы возвращаемся к вопросу, куда и зачем инвестировать свое время и усилия.

Когда вы пишете любые слова, упражнения или сочинения на любом листе бумаги ручкой – вы проявляете волю и самостоятельно организуете пространство, попутно связывая мозг слаженной работой разных отделов и используя многочисленные виды памяти. Даже если вся организация сводится к тому, что вы пишете ровными строчками слева направо, как делали до этого 1000 раз в жизни. Даже если вы при этом не формируете собственных высказываний, а всего лишь ставите глаголы в нужную форму или перефразируете данное вам высказывание. Работает двигательная, образная, словесно-логическая память. Когда вы рисуете ментальную карту со словами и картинками на определенную тему, работают все те же виды памяти, плюс, возможно, эмоциональная и пространственная. Когда вы рассказываете историю, устно или письменно, может подключиться эпизодическая или репродуктивная.

И все это богатство благополучно простаивает все то время, пока вы тычете пальцами в экраны. Или вы все это хотите повесить на одну несчастную визуальную?! Через единственный модус узнавания?! Are you fucking kidding me?!

3. С видами памяти имеет смысл взаимодействовать на широкую ногу далеко не только из-за количества, но и из-за качества.

Мы по-прежнему исходим из цели «свободно говорить», т.е. оформлять свои оригинальные высказывания, пользуясь для этого средствами иностранного языка. Между «свои мысли» и «средствами иностранного языка» расположена внушительных размеров черная дыра, в которую проваливаются многие: могут конструировать то, что видели и слышали в учебниках, записях и приложениях, но не могут себя прицепить к этим высказываниям. В разговоре вспоминают, как надо и как правильно сказать, но не доходят до задачи «хочу сказать». Отделываются упрощенными, но проверенными вариантами, так и не становясь полноправными авторами своей речи. Отсюда постоянное ощущение дистанции от происходящего, которое может размазываться слоем любой толщины от легкого дискомфорта до полной фальши или беспомощности. Разрыв между тем, как личность реализует себя в родном языке и как – в иностранном, может быть колоссальной (непреодолимой). Идентичность, о которой я уже писала, остается в рамках родного языка и не имеет достаточно средств, чтобы справить себе достойный гардероб на чужбине. Автор остается голым – и стыдливо прячется в кусты.

При чем здесь память и ее многочисленные подвиды?

А очень при чем. Наши высказывания не рождаются на уровне правильной комбинации словарных единиц. Высказывания рождаются в глубине намерений и смыслов, которые еще не обрели вербальную форму. Пока мы не выносили внутри себя намерение высказаться и цель нашего высказывания, мы не знаем, как нам стоит построить фразу: так – «Не найдется ли у вас выпить?» или так – «У вас что, и выпить не найдется?» Невозможно провести санитарно-гигиеническую обработку языка с целью вычистить оттуда все личное и получить готовый набор слов и формул, которые не подведут никого и никогда. Это уровень разговорника «твоя-моя».

Так вот, для того, чтобы проникнуть глубокие слои, в которых на самом деле зарождаются наши высказывания до того, как они будут выражены на любом языке, и чтобы научиться формировать высказывания аж оттуда, необходимо задействовать разные виды памяти, в особенности – те, что подревнее. Например, пространственную. До того, как человек научился обозначать и называть предметы, он научился, например, ходить на охоту и возвращаться с охоты домой. И это значит, что пространственная память и ее возможности – это колоссальный поддерживающий ресурс, который можно было бы чудесно использовать. Хотя бы тем, что самостоятельно выбрать (разработать) тот способ, которым именно вы будете записывать слова у себя в тетрадке или оформлять таблицы и правила. Даже если этот способ уже придумали до вас! Обустроить его под себя, преобразовать, проявив собственную волю, сделав ряд выборов.

Ну и количество, разумеется, тоже имеет значение. Чем больше видов памяти вы используете разом, тем, конечно, более разветвленной окажется сеть, создаваемая в вашем мозгу и тем лучше в ней удержится любая новая единица.

Это вам не бейджики электронные собирать и по уровням прыгать. It’s the real deal.

Про приложения не надо думать, что:

– это удобно, потому что всегда с собой;
– вы сможете не терять время, а занимать его чем-то полезным;
– это сильно продвинет вас к цели;
– это модно-современно-молодежно-правильно-всетакделают;
– так теперь учат языки.

Про приложения лучше задать себе следующие вопросы:

– Есть ли у меня возможность на самом деле инвестировать время, силы и внимание в язык, или я хочу создать у себя (не у себя) ощущение «что-то делается в этом направлении», но так, чтобы особо не напрягаться?
– Если у меня действительно есть возможность инвестировать в язык, почему я выбираю приложение? Если ответ «удобно» – считайте, что у вас НЕТ времени, сил и внимания для того, чтобы инвестировать их в язык. Если затрудняетесь с ответом или ответ типа «так все сейчас делают» («друг посоветовал», «в обзоре написали») – перечитайте статью сначала. Если вам нравятся прикольные персонажи, симпатичные картинки, система баллов и уровней – скачайте себе Plants vs. Zombies и занимайтесь ерундой открыто.
– Каким образом было бы более разумно инвестировать это время? Отсюда может быть две дорожки: это время можно инвестировать в язык – например, читая в это время любого рода тексты, а можно – не в язык, например, разглядывая пассажиров или медитируя.

***
В целом мое отношение к приложениям органично присоединяется ко всему моему отношению к делу. Бойтесь пакетных решений, бойтесь хотя бы возлагать на них слишком большие надежды, бойтесь абсолютно любых форм и форматов занятий, где главное действующее лицо – не вы. Ах, простите, вы думали, вы?

Поинтересуйтесь, к примеру, стоимостью компании Duolingo. На 2015 г. она составляла примерно 470 млн. долларов США. Ну?


Like, share, repost. Peace, love, smile. Learn.