Зарекалась баба в дождь траву косить.
Стоило пожить 2 месяца без лонгридов и официально заявить, что да ну их на фиг, как тут же мне напомнили, зачем все это просветительство и извлечение пыли из углов на свет божий.

Рассказываю только потому, что: а) искусство должно принадлежать народу, в смысле грех таить; б) это все нужно иметь в поле зрения – преподавателям, студентам, владельцам, директорам и маркетинговым отделам школ и курсов, методистам и т.д.; 3) некоторые формулировки моего респондента освобождают меня от необходимости соблюдать этические принципы, подразумеваемые рамками «заказчик – исполнитель».

Допустим, я сделала курс. Мне показалось – дельный (вполне возможно, я заблуждаюсь). Я честно запустила его на лояльную аудиторию с формулировкой «давайте попробуем и посмотрим, как оно» — и все на это согласились. В видео-приветствии я призвала студентов первого потока к конструктивной критике и любой другой обратной связи.

Сегодня получила письмо с просьбой вернуть деньги за курс. Причина: «Я понимала, что курс будет сырым, но не ожидала, что настолько». Аргументация – три опечатки и многообещающий намек на то, что эта проблема – далеко не единственная.

Хм. Вообще-то, когда я предупреждала, что курс будет сырым, я имела а виду нечто совсем другое: я хотела посмотреть, как лягут те или иные задания, где будет пусто, где густо, где пролягут границы между уровнями и насколько это будет оправдано, как народ справится с объемами и темпами, какова будет тенденция выбора (попроще или посложнее) – и прочие кухонно-методические вещи. Я была готова по итогам и даже в процессе первого курса заменить одно задание на другое, отринуть отдельные предложения, вопросы и пункты, добавить свежих идей и развить отдельные части заданий. Ну не имела я в виду уровень опечаток, съехавших полей или какую-нибудь лишнюю колонку в таблице.

Считаю ли я, что опечатки – это нормально? Нет, конечно. Тем не менее, они случаются – и даже не на первых блинах, а на выпущенных с помпой проектах за большие деньги. Разумеется, лучше, когда их нет, материалы нужно вычитывать и все такое прочее. Однако могут ли опечатки перевесить все остальные усилия по организации огромного количества материала из разных источников, его адаптацию и создание учебных заданий к нему – порой с нуля? Это хороший вопрос, однозначного ответа на него нет. Некоторые искренне полагают, что раз тренер не справляется с такой ерундой, как техническое оформление, то обо всем остальном и говорить не приходится, даже смотреть нечего.

Я поблагодарила студентку за внимательность, исправила опечатки (найдя попутно еще несколько), и попросила озвучить остальные вопросы, раз этот далеко не единственный.

Эти вопросы и свои ответы с некоторыми пояснениями и редактурой публикую здесь. Для понимания контекста – на данном этапе студентка получила один сет заданий по чтению, впереди работа со слушанием, письмом и говорением, и этих заданий в группе еще не видел никто.

1. Нет возможности прослушать текст, поэтому при плотной работе с заданием будут закрепляться неправильное произношение отдельных слов и интонирование фраз.

То есть человек в принципе упускает тот весомый факт, что эту неделю мы посвящаем полностью работе над навыком «чтение». Этот навык подразумевает умение понимать смысл текста или находить конкретную информацию в тексте при чтении про себя или быстром сканировании.

Самое смешное, что практически этими же словами я сама в своем видео говорила, что может произойти с человеком, который всем остальным видам работы с языком предпочитает чтение. Да, известно, что у людей, которые учатся по книгам, часто хромает произношение и восприятие на слух. Но это, черт побери, совсем не означает, что когда мы ограничиваем зону работ конкретно навыком чтения, мы должны попутно заняться слушанием и фонетикой. Или не заниматься чтением вовсе.

2. Некоторые тестовые задания, тренируют больше элементарную логику, чем прокачивают навык чтения.

Тут я с изумлением поняла, что человек (который, кстати, до того заявил, что в разговоре он находится на уровне elementary, а в чтении – на уровне upper-intermediate) не вполне в курсе, что представляет из себя тот навык, которым он якобы владеет на уровне upper-intermediate.

Чтение — это способность человека понимать смысл печатного текста и извлекать информацию из него. В ходе этой процедуры человек совершает разные мыслительные операции, сопоставляет, анализирует, делает выводы на основе данной в тексте информации, приходит к умозаключениям. Мне казалось, логика тут, мягко говоря, не лишняя.

Ну и если уж возникло такое противопоставление, хотелось бы узнать, что тогда есть «навык чтения», если не это. Правильное интонирование?!

3. Непонятно:
— чем обоснована тематическая разрозненность частей задания.

Ничем. А чем она должна быть обоснована? Любой хороший учебник затрагивает целый спектр тем — от близких всем, типа «еда» и «семья» до специфических, которые могут быть совершенно не интересны части аудитории, типа «спорт», «фермерское хозяйство», «медицина» или «театральное искусство». Это обосновано тем, что учащимся необходимо научиться вычленять смыслы, находить значимую информацию и оперировать всем этим ВНЕ зависимости от темы. Даже если мне глубоко безразлично синхронное плавание, мой статус лингвиста предполагает, что текст о нем — за исключением специфических терминов, которых никто не знает, кроме синхронистов, ни на каком языке, — я пойму и на вопросы к нему отвечу. Вот и все.

— в чем польза проверки этого задания преподавателем вашего уровня, если ко все заданиям можно подставить ключ, с этим справится даже программа.

Я не знаю, какая тут может быть Америка, но ко всем заданиям на навыки восприятия и к части заданий на навыки воспроизведения ключ есть везде и всегда. У любого преподавателя заранее готовы ответы к заданиям (если он вменяемый и организованный). Все учебники лежат в пиратских копиях по всей сети – с ключами. На всех сайтах для самостоятельных занятий есть ключи. Зачем вообще нужны преподаватели?

Собственно, этой студентке и незачем: она уже призналась, что занимается самостоятельно. Судя по всему, давно – раз чтение доехало до upper с говорением на elementary.

Польза проверки любого задания преподавателем состоит в том, что в случае ошибки или неточности, преподаватель ЗАДАСТ ВОПРОС. Не даст готовый ответ из ключа – а задаст вопрос. Обсудит обоснования той или иной версии ответа, покажет нужную статью в словаре, которая натолкнет на мысль, объяснит какой-то нюанс. Поможет нужный ответ вывести (не поверите – логически). То есть чему-то, как это ни странно, попытается научить.

Ну и есть, конечно экономический момент. Да, задания сделаны преимущественно так, чтобы их можно было проверить относительно быстро, оказав при этом достаточно внимания каждому студенту в рамках большого онлайн курса с заявленными мною условиями за заявленную цену. Мне жаль, если это не очевидно, но индивидуальная работа с заданиями более творческого типа, стоит существенно дороже и не производится массово. У меня хорошие, плотные сеты заданий с возможностью самостоятельного выбора уровня и личного контакта с проверяющим в комментариях к ним. Они объемны, разнообразны, оригинальны – хотя, возможно, на заданиях по чтению это как раз менее всего заметно. А дальше мы с этой студенткой не добрались – и теперь уже не доберемся.

Студентка с размаху сообщила мне, что «у этого курса нулевая конкурентоспособность с любым хорошим учебным пособием, включая те, откуда были скопированы части заданий» и что «точнейшие мысли, которые я озвучивала на последних двух вебинарах, оказались не реализованы в этом задании». То есть высказалась сразу в двух областях, в которых не является специалистом: в методике преподавания иностранного языка и в маркетинге.

При этом за нашу переписку она неоднократно сообщила мне, насколько ценит мою работу, насколько мои вебинары помогли пересмотреть все занятия языком и насколько важен мой личный ответ в переписке (а не администратора).

Нет. «Ценит» — это когда способен простить технические глупости (можно указать на них, я буду только благодарна), не позволяя им заслонить bigger picture; когда способен, в случае сомнений в правильности происходящего, выписать некоторый кредит доверия тому, чью работу ты ценишь, и не спешить с выводами; когда прежде, чем выражать недовольство предложенным, пытаешься сделать хоть что-нибудь; когда критику оформляешь в конструктивной, уважительной манере, а вопросы по существу не предваряешь просьбой вернуть тебе деньги. И уж точно не называешь Марию «Мариной», даже если Т9 ее так случайно предложил назвать.

Ну а я пошла – с удовольствием поработаю для тех, кто ценит и старается 🙂


Like, share, repost. Peace, love, smile. Learn.