Чем больше я консультирую, тем более очевидной становится скрытая мощь этой работы.

Я уже писала, что мой путь – это путь назад. Моя работа опирается на пока еще нигде не озвученный, но давно ко мне пришедший тайный девиз: «Шаг назад – картину лучше видно». Я пячусь, пячусь, пячусь (и увлекаю за собой клиента) до тех пор, пока он сам не сможет увидеть скрытые крючки, узлы и путаницу во всем мероприятии по изучению им английского языка. Причем картина эта абсолютно уникальна для каждого, на то и нужны индивидуальные консультации.

Ситуация конкретно с изучением английского языка именно в нашей стране очень особенная, я об этом писала и еще раз коротко повторю: подавляющее большинство работоспособного населения РФ родилось и росло в эпоху, когда английский еще не был столь повсеместен, зато сейчас как раз постоянно натыкается на острую в нем необходимость. Такого не было до нас и такого, скорее всего, после нас тоже не будет (по крайней мере, хотелось бы надеяться).

Откровенно говоря, я вообще не припоминаю ни единого случая, когда бы ко мне обратился человек, который ни разу в жизни не приступал к изучению английского языка. Для многих это превратилось в вялотекущий процесс, не вызывающий энтузиазма, для других – в настоящее проклятье.

Вообще из любой проблемы есть два разнонаправленных и равновеликих выхода: забить или решить. Расширенный вариант этого нехитрого выбора выглядит так: «забить» подразумевает, что вы в глубине души полностью расслабляетесь на этот счет, прекращаете делать вид, что «надо заняться английским», не бросаетесь на компульсивные поиски курсов, не психуете и не теряете лица, когда слышите, что ваш сын умудряется как-то изъясняться на этом варварском наречии и т.д.; «решить» подразумевает, что вы критично и реалистично оцениваете стоящую перед вами задачу, не полагаясь при этом на рекламу как на источник информации, оцениваете свои временные и финансовые возможности, выбираете наиболее приемлемый для себя путь, после чего идете по нему, периодически падая и спотыкаясь, довольно долго, терпеливо выполняя свою часть сделки и трезво оценивая тех профессионалов, которым вы себя доверили. Короче говоря, вы несете ответственность.

Я уважаю оба выбора.

То, что я наблюдаю в большинстве случаев, это танцы на грани весны, которые могут быть обусловлены очень разными причинами: от обычной прокрастинации (которая тоже, кстати, имеет свои причины, которые я уважаю и умею показать клиенту так, чтобы он, как минимум, задумался об этом) до отвращения, полученного в ходе предыдущих попыток. Бывают и просто спокойные раздумья относительно того, с какого боку лучше сделать ЭТО.

В первую очередь, мы разговариваем о языке и об отношениях с ним, проясняем цели и задачи. Об этом не очень принято говорить, и мне это странно, потому что, начиная учить язык, вы вступаете с ним (и с преподавателем или школой) в долгосрочные личные отношения. Вам что, не кажется разумным прояснить на берегу, что каждая из сторон собирается привнести в этот, простите за метафору, брак? Большинство из моих клиентов – битые жизнью и английским языком люди, им уже правда не пристало вести себя в стиле «…и фапотьку» (если не знаете анекдот, погуглите). Здесь нужно понимать две вещи:

1. Ни одно занятие, ни один тренинг, ни один курс не могут проходить в состоянии постоянного душевного подъема и радости. Ощущение тяжелого бремени, застоя, скуки, регресса, раздражения и т.д. – это неотъемлемые части любых длительных процессов, ЛЮБЫХ. По любым методикам. Индивидуально и в коллективе. Интерактивно и молча по книжке. С носителем и с русским преподом. Искать способы избежать этого бессмысленно, а значит, нужно искать способы, как с этим справляться. А вот это – уже целое огромное дело, и я кое-что в этом смыслю.
2. Абсолютно необходимо на берегу решить, когда, как и сколько вы будете заниматься языком САМИ. Я могу поставить этот вопрос жестче: ВМЕСТО ЧЕГО вы будете заниматься английским языком? Это вопрос не на 5 минут, это поле для серьезных размышлений. Это будет часть работы, одна тренировка из трех в неделю, время с любимым человеком или ребенком? Это будет сон? Это будет ваше не такое уж частое время лично для себя? Маникюр? Баня с друзьями? Чем вы согласитесь пожертвовать?

Пример из жизни – с разрешения клиентки, разумеется. Клиентка рассказала, что практически согласилась оплатить семестр в языковой школе (между прочим, речь идет о сумме более 100 тысяч, и это было до кризиса осени 2015, хозяйке на заметку) и единственное, что ее удержало от этого шага, это назначенная заранее встреча со мной. Смотрю в анкету, смотрю на человека, чувствую – что-то тут не договаривается. Задаю вопрос: «А почему именно курсы? Судя по тому, что я вижу и слышу, вы очень творческий человек с довольно нестабильным расписанием. Почему вы раз за разом выбираете именно такую форму обучения, а не частное преподавание?» Получаю ответ: «Видите ли, у меня есть любимый мужчина, и его работа связана с многочисленными командировками. Поэтому когда он в городе, я стараюсь проводить побольше времени с ним, а когда он улетает, мои вечера совершенно не заняты, и я с удовольствием хожу в кино, театры или просто читаю книги дома». Совершенно сбитая с толку, я говорю: «Позвольте, но ведь частные занятия буквально созданы для таких людей, как вы! Частное занятие всегда можно отменить, перенести, построить любой график и т.д.». Получаю следующий ответ: «Понимаете… Я подумала, что если я буду записана на курсы, у меня будут четкие обязательства, мне будет уже как бы не отмазаться».

Боги мои. Вообразите себе картину: вечер после работы, вы устали, при этом в город после некоторого отсутствия вернулся любимый человек, по которому вы скучали. В перспективе – радость встречи, отдых, секс, сон. Но нет! Вы все бросаете и бежите упражняться в диалогах о погоде и ассортименте супермаркета.

Are you fucking kidding me?!!! Если положить на одну чашу весов английский язык, а на другую – секс, вы-таки еще будете это взвешивать?! Ой-вей, сходите ко мне на консультацию, я вам клянусь, я эту дурь у вас в два счета интеллигентно вышибу!

С клиенткой посмеялись, однозначно решили, что надо искать репетитора. Репетитора она, правда, не нашла, потому что там в дело вступили другие обстоятельства, но уж, как минимум, 100+ тысяч мы ей сберегли. Я уверена, ей есть на что их потратить.

Далее мы определяем уровень. Я называю эту процедуру так только лишь для удобства, потому что в моей картине мира уровней нет. Они функциональны для языковых школ, которые формируют группы, для систем сертификации и оценки, для методических целей типа написания учебника. К реальной картине «человек и язык» они имеют отношение очень опосредованное, тем более, что, как уже было сказано, в подавляющем большинстве случаев ко мне в руки попадают люди с очень рваным опытом изучения языка. Меня гораздо больше интересуют следующие вещи (для примера):
– как меняется громкость, тембр голоса скорость, взгляд, поза, интонации и проч. при переходе на английский язык;
– есть ли интонационный акцент, если да, то он тяготеет к «русскому» или «ученическому» (это когда все предложения немножко вопросительны типа «я правильно сейчас говорю»);
– насколько сильно человек ориентирован на меня, сколько поддержки и одобрения ему требуется, чтобы продолжать;
– что происходит, когда слово не находится;
– что происходит, когда человек понимает, что ошибся;
– что происходит, когда человек не понимает обращенную к нему речь;
– как обстоят дела с грамматикой, произношением, лексической сочетаемостью и как это соотносится уровнем знаний (т.е. насколько ошибки адекватны знаниям);
и т.д.

После говорения я, как правило, предлагаю пробежаться по грамматическому тесту (буквально по 2-3 предложения из каждой стандартной темы). Потом иногда даю какое-нибудь задание на свой выбор (чаще всего – слушание или чтение), а иногда и не даю.

Во всех случаях меня больше всего интересует, как клиент обращается с языком. Его знания меня беспокоят мало. Знания легко нарастить, если иметь рабочие стратегии их приращивания, поэтому я смотрю практически исключительно на них.

После всего этого я озвучиваю свои наблюдения и задаю вопросы. Рекомендации даю сразу же по горячим следам, но на следующий день оформляю их же в письменном виде, включая ссылки на конкретные учебники, ресурсы и т.д.

Таким образом, работа над консультацией идет в три больших этапа:

1. Я высылаю анкету с 10 вопросами, на которые человек отвечает мне письменно. Эту анкету я внимательно читаю до встречи и отмечаю то, что мне кажется важным или необычным.
2. Мы проводим личную встречу, где говорим на русском и английском.
3. Я составляю письменные рекомендации объемом, как правило, 1,5 – 2 страницы А4. К этим рекомендациям можно возвращаться спустя некоторое время, если что-то забылось или показалось неправильным.

Кроме того, все мои клиенты могут мне задавать любые вопросы после консультации, я на них отвечаю.

Этот формат работы нравится мне все больше. Я уже точно для себя решила, что никого не возьму заниматься без такой предварительной и отдельно оплаченной консультации – это раз. И я, откровенно говоря, сама удивлена тем, насколько это оказалось полезным в ситуации, когда людям действительно сложно увидеть и оценить свое положение в том, что касается английского языка, – это два. Мой опыт говорит, что в большинстве случаев люди оценивают себя неадекватно. Точнее – слишком низко.

А вы такие охуенные.

…но в ситуации выбора между сексом и английским языком, прошу вас, не ошибайтесь больше.


Like, share, repost. Peace, love, smile. Learn.