Почему важно включать мир чувств и ощущений в изучение языка?

Мои клиенты через одного жалуются на резкое ухудшение состояния, когда кто-то обращается к ним на английском языке или когда им самим нужно говорить. Описывать они это могут разными словами, я собрала наиболее популярные.

Из сферы чувств:
1) СТРАХ – от легкого беспокойства до откровенного ужаса, паники, желания бежать и скрыться (то есть уровень страха достигает отметки «страх за жизнь»);
2) СТЫД – от легкого недовольства собой до катастрофического падения самооценки, желания провалиться сквозь землю, ощущения себя полным ничтожеством;
3) БЕСПОМОЩНОСТЬ – от неприятных затруднений до полного краха, смятения, отчаяния, непреодолимости и крушения всех надежд.

Из сферы ощущений:
1) Сильное напряжение или, напротив, слабость в разных частях тела;
2) Ощущения холода или жара, «приливов», красноты, пятен на коже, на лице;
3) Временное ухудшение, а иногда почти утрата зрения и слуха («красная пелена», «ровный гул», «вата в ушах», «слой воды»).
4) Искажение течения времени, утрата нормального темпа коммуникации (паузы кажутся ненормально длинными, свой темп речи – слишком медленным, собеседника – слишком быстрым); искажение восприятия реальности в принципе (расстояние до предметов, положение тел в пространстве, яркость цветов).
5) Потные ладони, ступни, места под коленками, общая потливость.

Как правило, это состояние – в той конфигурации, которая характерна для конкретного человека, – ему давно и хорошо знакома, поэтому спустя некоторое время он начинает бояться не говорить на английском языке, а попадать в это состояние. Английский язык выступает не более, чем триггером. Однако чаще всего люди об этом не подозревают – особенно если в их текущей жизни нет никаких других столь же сильных триггеров, которые запускали бы такие же реакции, и виноват во всем оказывается английский язык. Это он заставляет человека снова и снова падать в черную дыру, откуда невозможно выбраться, не выбравшись из тех условий, которые спровоцировали падение. То есть, отдалившись физически от всего, что связано с языком. Фактически человек приходит к полной невозможности как пользоваться им, так и продолжать его изучение.

Откуда берется такое состояние? Как оно в принципе может возникать?

В первую очередь, оно может являться реакцией на смежные факторы – например, на ситуацию обучения или оценки в целом. Если в жизненном опыте зашиты тяжелые истории про действие и отношение авторитетных фигур (родителей, учителей), то сам процесс изучения чего-либо, а тем более демонстрация изученного материала вызывает подобные реакции. Человеку может казаться, что он в постоянном прицеле оценки, хотя оценки может никакой не быть. Дружелюбный учитель или собеседник-носитель, готовность окружающих поддерживать и подбадривать, полное отсутствие каких бы то ни было оценочных механизмов, – но нет, человек может все равно сидеть в аду собственной паники, как в капсуле, и быть искренне не в состоянии оттуда выбраться самостоятельно.

В таком случае об изучении языка говорить вообще рано. Здесь ответ один – разбираться с психологами и психотерапевтами. Единственное, что я рекомендую в таких случаях, помимо обращения к профессионалам, это аккуратная попытка самостоятельного взаимодействия с языком с целью исследования связки «триггер – реакция». Мы берем какие-то простенькие записи или тексты, но фокус внимания держим не на языке, а только и строго на своем состоянии. Кнопка «стоп» всегда под рукой у клиента, равно как и кружка с чаем-кофе-валерьянкой-коньяком, носовые платки, конфетки-бараночки, валидол, коврик для медитаций, пледик, плюшевый мишка, живая кошка-собачка и все, что ему еще в голову взбредет для того, чтобы вернуть себя из начинающегося кошмара в безопасную реальность. Основная цель таких мероприятий: научиться подхватывать свою психику в самом начале панического цикла, успокоить ее, отвязать от прошлых опытов, привязать к текущей реальности, а в результате – отклеить английский язык от реакции на окружающие его неизменные атрибуты. Очистить язык от опасности, сделать возможным свежий взгляд на него и его изучение.

Такую коррекцию можно проводить и прямо на уроках языка, но для этого преподаватель должен вовремя сообразить, что творится с его студентом, и перенести фокус внимания с предмета на студента полностью – до тех пор, пока человек не придет в себя не начнет часть внимания выделять уже непосредственно на когнитивные функции.

Если выученной реакции на ситуацию обучения и внешней оценки нет, такое поведение может сигнализировать о том, что условия изучения были слишком удалены от реальности – настолько, что применить полученные знания оказывается проблематично. Достаточно один раз испытать шок в жанре «какой ужас, почему я ничего не понимаю? почему меня переспрашивают, наверное, я все не то говорю?» – и все, человек может приобрести долгосрочную тревогу в отношении языка и всего, что с ним связано.

Попадая из оранжереи своих занятий в открытый грунт общения с носителями, мы, безусловно, испытываем некоторый стресс. Возможность подготовиться настолько блестяще, чтобы не испытать его ни в малейшей степени – это большая иллюзия, развенчание которой должно стать делом чести каждого нормального преподавателя. Желательно – на ранних этапах работы. Достаточно сообщить студентам, что преподаватели всегда подстраивают свой язык под уровень группы/ученика, и что живые носители так никогда не делают. Что дикторы в учебных записях и даже актеры в кино говорят совсем не так, как рядовые британские или американские продавцы рыбы, пиарщики, метеорологи, юристы, проститутки и профессора физики, равно как и служащие аэропорта, официанты и тетеньки в билетных кассах музеев. И это мы еще даже не трогали тему акцентов. Казалось бы, притча во языцех: англоговорящие люди из разных стран и даже из разных частей одной страны говорят очень отлично друг от друга. И тем не менее у меня лично была клиентка, привыкшая к британскому варианту, которая решила совместить отдых с учебой и отправилась на тихоокеанское побережье Америки, где испытала настоящий культурный шок. Да, она знала. Но чтоб настолько – !!! Долг каждого преподавателя хотя бы сообщить студентам, если вдруг они еще не в курсе, что вход в плотные слои языковой среды обязан сопровождаться некоторой здоровой турбулентностью.

Одна из основных задач занятий английским языком – подготовиться к этому входу с точки зрения систем жизнеобеспечения.

Еще раз. Акцент не может и не должен стоять на идее «подготовиться настолько хорошо, чтобы турбулентности избежать». ЭТО НЕВОЗМОЖНО. Что-нибудь где-нибудь да рванет. Акцент может и должен стоять на идее «подготовиться настолько хорошо, чтобы с турбулентностью этой справиться – желательно, без потерь, а если повезет, так и с приобретениями». Новые слова и выражения, новые друзья и знакомые, беглость, интонация, акцент, прикольные обороты, – все это можно почерпнуть в среде только при одном условии: вы в себе и в контакте с реальностью. И если даже под коленками слегка вспотело – весь мозг не вытек туда сразу же вместе с потом.

Сделать это можно только при условии постоянной работы над состоянием студента в рамках занятий языком.

Вернемся к первым пунктам статьи, где я описала самые распространенные чувства и ощущения, не дающие людям учить английский язык / пользоваться тем, что выучили. Скорее всего, эти чувства возникали на занятиях сами или их можно было мягко спровоцировать, но либо учитель просто не приглашал студента в рискованное путешествие, либо студент эти чувства и ощущения терпел и не показывал, потому что терпеть было можно. Они могли быть погребены под грудой лазеек и психических стратегий, которые умеет придумывать мозг, чтобы обезопасить нас от столкновения с трудным: лень, скука, внезапные срочные дела, технические накладки, плохое самочувствие. (Про лень и скуку, кстати, напишу как-нибудь отдельно). Но главное, что в любом случае, сфера чувств не была исследована и не была включена в учебный процесс. И даже те золотые моменты переживаний, которые естественным путем всегда возникают в процессе обучения и которые можно было бы использовать, чтобы научить студента обращаться со своими личными реакциями на неловкость, ошибки, непонятность, страх, стыд и беспомощность, были слиты через попытки еще разочек объяснить «непонятное», через фразы типа «не отвлекайся», «соберись, тряпка», «очень плохо, что вы не сделали домашнее задание» и «если так дальше пойдет, вы никогда ничему не научитесь».

Меняются учителя, методики и учебники, раз за разом что-то идет не так, все гадают, что же именно… Один из живых примеров: человек три месяца проходил на курсы и сообщил мне, что это было «пустой тратой времени», потому что он там ничего не понимал, из чего сделал вывод, что ему не подходит эта методика. Я, поставив для себя зарубку «ТАК НЕ БЫВАЕТ» (в смысле 3 месяца не понимать ничего – нет, не бывает на ровном месте), начинаю ковырять дальше и выясняю, что клиент испытывает сильные реакции из тех, что были описаны выше. «Так вы ушли оттуда потому, что вам было плохо?» – спрашиваю я. И получаю предсказуемый ответ. Но об этом никто до меня не задумался: ни преподаватель на тех курсах, ни сам студент.

У меня были клиенты, после которых мне хотелось пойти к их учителям, взять их за шкварник, тряхнуть хорошенько и заорать: «Ты что с человеком делал год, что он у тебя до сих пор едва разговаривает и весь бледный?! Как ты мог этого не заметить? Как это вообще можно не заметить?! Какой ему, к черту, перфект, он зеленого цвета! За что ты вообще деньги брал? Где глаза твои, где мозги твои, честь и совесть профессии и человека?»

Часто мои клиенты говорят мне: «Вы вообще первый человек, у которого я нашла хоть что-то о чувствах». Как же так?

Теперь абзац для тех, кто не хочет даже близко подходить к этой теме, а таких много. Я уже об этом писала, кажется, не раз, но коротко повторюсь: интеллектуализация процесса обучения и полное выхолащивание из него чувств и ощущений, даже под флагом «У меня ничего такого не возникало и не возникает», к сожалению, ведет к существенному снижению когнитивных способностей. Проще говоря, если ваша психика настолько сильная, что все свои чувства и ощущения – хоть плохие, хоть хорошие, вы задвинули в дальний ящик, чтобы они не мешали учиться, учиться вы будете сложно, сухо, долго, и с результатом, который упрется в невидимый потолок, откуда дальше не пойдет никуда, кроме как вниз. Момент понимания того, что раньше было непонятно, регистрируется в мозгу вспышкой радости – не случайно Архимед воскликнул свое знаменитое: «Эврика!»: просто не смог сдержать чувств. Не испытали радости – считай, так и не поняли ничего. Ну а испытывать одну радость, не испытывая при этом всего остального, ваша лимбическая система вам попросту не даст: у нее только по тарифу «все включено». Так что если внимание к чувствам и ощущениям не входит в сферу ваших жизненных интересов, язык вы можете учить годами и совершенно любыми способами – так ничего и не поймете.


Like, share, repost. Peace, love, smile. Learn.