Под моими текстами часто пишут: «Это не только про английский – это про любой другой язык тоже», «Это не только про обучение языку – это про обучение в целом», «Это не только про учебу – это про жизнь вообще».

Есть такая греческая приставка: «мета-», означает: «через», «между». В составе сложных слов придает значение абстрагированности, обобщенности.

Я мало пишу собственно об английском языке, зато я много пишу о метанавыках.

В условиях огромного количества предложений по обустройству внешней стороны процесса человек рискует утратить связь с собой. Когда это происходит, внешние составляющие перестают иметь большое значение. Приведу простой пример: когда мы здоровы и счастливы, мы можем всерьез заниматься выбором новейшей модели удочки или помады оттенка «писк сезона», планировать отпуск на Таиланде или Занзибаре, долго колебаться между вишневым суфле и десертом «Павлова», но стоит нам или кому-то из близких серьезно заболеть, нас начинают волновать совершенно другие вещи.

Рынок образовательных услуг не предлагает никаких средств восстановления связи с собой и вообще обучения сквозь личностные кризисы, это находится вне создаваемой им реальности. Этим стихийно занимаются отдельные преподаватели, причем, скорее, по велению души, чем следуя внятным и профессиональным технологиям (а они есть, эти технологии). Системно эти «акты милосердия» не поддержаны: и на курсах, и в частном секторе это привычно трактуется студентами как «повезло» и редко сказывается на заработке. В итоге огромная масса потребителей образовательных услуг в сфере изучения английского языка оказывается в положении, грубо говоря, людей нездоровых, которым вместо лекарств и куриного бульона навязчиво продают крутые рыболовное спиннинги и помады самых актуальных цветов.

Метанавыки – это базовые компетенции человека, составляющие его личностной комплектации. Они не относятся конкретно к сфере познания, а тем более – конкретно к изучению языка, они составляют надежную базу, которая позволяет человеку эффективно решать свои жизненные задачи, в какой бы области они ни лежали. Среди метанавыков часто выделяют: осознанность, эмпатию, безоценочность, гибкость поведения, креативность, интегральное мышление, толерантность к различиям, внимательность, аутентичность и проявленность. Я бы сказала, что этот набор можно коротко объединить под эгидой психической зрелости. Но это еще далеко не все. Например, к метанавыкам можно отнести умение планировать свое время в соответствии с собственными внутренними ритмами, умение замечать свою усталость и не продавливать ее каждый раз усилием воли, терпение, умение выдерживать трудности, социальные навыки, лидерские качества…

Одна моя клиентка жаловалась на быстрое угасание интереса к занятиям языком примерно через месяц-другой после старта. При этом клиентка бегала полумарафон. Я спросила, бежит ли она всю дистанцию с одним и тем же настроением, пульсом и ритмом дыхания, сохраняется ли в середине дистанции то настроение, с которым она стартует, меняется ли что-то к концу? Клиентка ответила: «Нууууу, это совсем другое!» — «Почему?» — спросила я. Так мы наметили зону ближайшего развития для этой конкретной клиентки: она состояла не в том, чтобы выучить, допустим, список неправильных глаголов или освоить условные предложения, а в том, чтобы перенести положительный опыт из сферы бега в сферу изучения языка. Задаться вопросом: «Что такое помогает мне ТАМ, что я могу использовать ЗДЕСЬ?» И потихоньку переносить.

Другая моя клиентка не могла усадить себя делать домашние задания по языку, иначе как в выходной перед самым уроком, потому что собиралась с духом всю предшествующую неделю. Преподаватель при этом настоятельно рекомендовал заниматься языком «хоть по 15 минут, но каждый день». Я не спорю: если рассуждать, подразумевая под студентом сферического коня в вакууме, у которого нет другой жизни, кроме изучения языка, а также нет никаких личных особенностей, языком лучше заниматься ежедневно, чем раз в неделю накануне урока. Святая правда. Однако если занятия даются тяжело и если у студента, что называется, долгая врабатываемость, оставьте вы его в покое, бога ради, пусть делает все в один присест за 2 часа. К концу первого он только начнет хоть что-то соображать. Мы нашли в жизни этой клиентки еще пару дел, которые вызывали такую же реакцию торможения, и выявили глобальное несоответствие графика внутренним ритмам и потребностям. Вы скажете, что это так себе итог: что делать с языком-то мы по-прежнему не выяснили, но я не соглашусь. Мы сняли удушающую повинность ежедневных 15 минут, мы встроили занятия в текущий ритм с учетом личных особенностей, и мы мягко запустили более широкие жизненные изменения, которые, я надеюсь, в результате приведут к тому, что человек перестанет постоянно переутомляться, а потом еще и ругать себя за это.

Метанавыки подразумевают, что навыки и опыт из одной области можно вполне применить к другой.

Например, вся моя многолетняя работа с английским языком – результат наличия у меня двух качеств: таланта и лени. Над языком я трудилась – именно трудилась – только в институте, то есть всего 4 года из 35, что я живу с ним в тесных объятиях. Но и там я трудилась над ним существенно, СУЩЕСТВЕННО меньше, чем я могла бы трудиться, к примеру, над ядерной физикой или даже выкройкой элементарных штанов. Спрашивается: откуда же я, такая талантливая и безалаберная особа, нахватавшая основную массу языка буквально из воздуха, так хорошо понимаю людей, которые годами бьются об него головой и никак не могут сдвинуть ситуацию с мертвой точки? Как я могу им помогать, если в жизни не испытывала ничего похожего – как заговорила на английском в 4 года, так и не останавливалась с тех пор?

Метанавыки. У меня в жизни есть ряд сфер, в которых я – ничем не лучше вас, мои дорогие и очень уважаемые читатели. Сострадание мое к вам велико и, как бы это получше выразиться, в высшей степени информированно. Я не готова обнажать тайные струны моей души публично – для этого у меня тоже имеются доверенные лица и профессиональные консультанты, которые помогают мне в преодолении моих многолетних барьеров и трудностей, – поэтому в чем конкретно я терплю раз за разом болезненные поражения, я не скажу. Но я их терплю. И оттого хорошо понимаю вас, отчаянных и отчаявшихся, взирающих на меня со смесью надежды и подозрения на консультациях, вебинарах и курсах.

У меня для вас хорошие новости. Иногда после многолетних неудачных попыток, когда перепробовано абсолютно все, включая немыслимое, что-то вдруг начинает работать. Часто этим «чем-то» оказывается, действительно, новинка, которую мы еще не тестировали – и тогда мы обычно говорим, что наконец нашли «свое», страшно благодарим создателя метода за его изобретение, а высшие силы – за то, что натолкнули, надоумили нас попробовать именно такой вариант. А иногда вдруг помогает тот способ, который мы уже пробовали (или пробовали похожий, но немножко не такой, или точно такой, но давно и при других обстоятельствах) и который ни черта не помогал. И вдруг помог. Тогда мы только разводим руками и бормочем: «Черт возьми, это просто чудеса какие-то, никогда бы не подумал. А что ж раньше-то?»

Думаю, в обоих случаях справедливо одно и то же: помимо внешних переменных всегда есть переменные внутренние. Мы перебираем способы и средства, но ведь и они перебирают нас, пересобирают по косточкам, дают новый опыт. Раньше у нас уходило полгода, чтобы сориентироваться и понять, что нас куда-то не туда занесло, а теперь хватает и двух недель. Раньше мы были готовы терпеть неудобные для себя ситуации молча и все время с чувством «они знают, что делают, это я какой-то не такой», а теперь быстрее говорим: «Кажется, это мне не подходит». Или, совершенно наоборот: мы могли бросать затею при первых трудностях, а теперь, напротив, можем дольше удерживать внимание, дольше выдерживать неприятную ситуацию непонимания, тупика, собственного раздражения, знаем, как все это обуздать.

Дело не только в том, что нам наконец что-то подошло. Дело в том, что и мы наконец куда-то подошли: доросли и доразвились.

Я салютую всем, кто не сдается – либо сдается, берет паузу, анализирует – и снова бросается в бой. Неважно, английский это или не английский, есть вещи и поважнее. Если один боится выступать перед аудиторией, а другой – говорить на иностранном языке, но у обоих хорошо развит метанавык эмпатии, они поймут друг друга. И, возможно, даже друг другу чем-то помогут.

Тащите все свои умения из успешных сфер – в неуспешные. Не будьте обескуражены неудачами, даже если их много, даже если они подавляют вас. Пробуйте то и это, ищите свое среди предложенного и себя – в выбранном. Возвращайтесь к испробованному и делайте это иначе, из глубин обновленного и умудренного себя.

Глядишь – все у нас с вами и получится.


Like, share, repost. Peace, love, smile. Learn.