Сейчас я выступлю свежо и неожиданно – между прочим, этому, насколько я понимаю, учат во всяких умных маркетинговых книжках в жанре «сначала сломайте все правила» и «будьте инновационными». Я сейчас буду от души инновационной по одной простой причине: я понятия не имею, как это все нужно делать правильно с точки зрения маркетинга, а когда начинаю думать об этом, испускаю дух на второй минуте. И потом еще час маюсь сложными чувствами, невыразимым ни на каких языках.

Проект How to Know How достиг критической точки, и так больше продолжаться не может. В начале сентября я стала что-то такое пописывать. Дальше началось, с моей точки зрения, легкое помешательство в особо крупных размерах, которое многие из вас пронаблюдали на моей до того тихой странице. Но то, что вы наблюдали, – это только надводная часть айсберга, все остальное происходило в личных сообщениях. Меня просили позаниматься. Меня хотели для себя, для детей, для мужей. В Митино, в Выхино, в Красноярске и в Австрии. На вопрос: «Как вы себе это технически представляете?» (если речь о 10-летнем ребенке, который в Химках, то есть не скайп) я получала ответы: «Да, конечно, вы правы, никак. Но так сложно найти хорошего преподавателя!»

Ирония в том, что мой первый текст был о том, как найти хорошего преподавателя, поскольку лично я учеников больше не беру.

Дорогие все, но вы же идете ко мне не за этим. Вам не нужен просто хороший преподаватель, вам, может, даже и английский язык не так-то нужен, не говоря уж обо мне лично. Вы идете за отношением, за суммарным человеческим опытом, за особым взглядом на язык, на процесс его изучения, за поддержкой в этом процессе, за атмосферой, – за всем тем, что я щедро и с таким удовольствием растранслировала по всем своим текстам.

Беда в том, что как раз это – то, что вам нужно, – не тиражируется. Это хрупкая вещь, она быстро истощается, сложно пополняется и не всегда в балансе (и это означает, что я – о, ужас! – не всегда такой хороший преподаватель, как сама о себе пишу). Она не множится простым копи-пастом и не увеличивается пропорционально увеличению количества студентов. Если бы я соглашалась брать на борт даже десятую часть потрясающих, интересных и умнейших людей, с которыми я успела познакомиться лично и виртуально за последние полгода, вы бы имели во всех смыслах бесформенную тетку с сероватым цветом лица, которая рявкала бы профессионально сиплым голосом: «Page 37!», а дальше на все ваши ответы, правильные и неправильные, реагировала в стиле «М-м», не выходя из состояния глубокого анабиоза. То есть примерно то существо, которое вы так ненавидели в школе.

Я продолжаю заниматься с теми, кто знает меня давно, кому некуда от меня деваться (11 класс), и еще буквально с парой-тройкой человек, с которыми нам взаимно комфортно, несмотря на то, что я иногда забываю, что мы вообще сейчас проходим. Всем остальным я была вынуждена отказать.

Но я знаю, чем я могу быть полезна в условиях, когда я никак не могу стать для каждого личным проводником в мир английского языка. Я могу научить вас делать то же самое. Смотреть на язык так, как я на него смотрю. Смотреть на себя так, как я на вас смотрю. Просить поддержки у других людей (необязательно у меня). Поддерживать себя так, как я поддерживаю всех своих и немножечко вас, когда дотягиваюсь до вас своими текстами. Я могу рассказать вам все то, что знаю про язык и по то, как его учить, любить, как с ним жить вообще.

Поэтому приходите ко мне онлайн. Будь вы в Митино, в Выхино, в Красноярске и в Австрии. Завтра все напишу.

Не переключайтесь.


Like, share, repost. Peace, love, smile. Learn.