Думаю о желаниях и потребностях.

О том, что оперировать жизнью вокруг одних желаний – наивно и опасно, особенно если они никак не сообразуются с реальными глубинными потребностями.

Оглядываясь вокруг, я вижу, что сообразуются редко.

“Главное – понять, что я хочу” – о, с этого начинается и этим же заканчивается бесчисленное множество психологических мероприятий. В этой картине нет ни “могу”, ни “надо”, ни “должен” (от слова “должен” вообще последние лет 20 все бегут, как черт от ладана, никто никому ничего не должен, к чертям привязанности, отношения, социальные институты). Тем более, нет “не могу”, “не получается”, “нет сил”.

Свобода, желания, сила желаний. “Надо только очень хотеть – по-настоящему сильно” (а как это? и чем мерять? а точно больше ничего делать не надо? нет ответа). Если что-то не получается – значит, мало хотел, плохо хотел. Ну или ленился визуализировать по расписанию.

Чушь. Если инстинкты, интуиция и внутренние связи нарушены, человек вообще не слышит своих желаний и не чувствует их честности для себя же, потому что слишком забил на потребности. Если у потребностей слышимость нулевая, желания будут иметь ценность вуальки сибирской зимой. Они – о, горькие открытия середины жизни, – первоочередны. Желания либо исполняются слишком дорогой ценой, либо, исполнившись, не приносят ничего, кроме пресыщения, потому что приходят извне в довольно случайном порядке с единственной функцией: отвести от потребностей, потому что удовлетворять их сложно и часто не интересно. Не говоря уж о том, чтобы сначала взглянуть им в лицо: многие из них социально не приемлемы или хотя бы не поощряемы. И не ложатся такие желания на суть, предназначение и должность в этом мире. Никто не пришел в мир, чтобы воплощать свои хотелки, даже если это “правильные” хотелки про спасение лесов и котиков. Человек, находящийся в полном неведении относительно своих телесных и душевных потребностей, будет желать до потери пульса, пока его не отмутузят об скалы до полной ясности.

Я вижу это в призме своей профессии, это очень легко. Нет никакого смысла хотеть этот якобы всем страшно нужный язык (жуткая морока с ним на всю жизнь – you can take it from me), пока нет ему места в согласованном жизненном плане, либо пока перед ним стоит очередь из неудовлетворенных потребностей. Место в придумке “хочу уехать в Штаты и работать там ароматерапевтом, поэтому буду лезть сквозь бурелом, меняя учителей, методики и проч. с КПД 10%”, – это не место в жизненном плане, где сказано, для чего ты годишься миру и что для этого нужно делать в первую очередь (например, убрать спазм диафрагмы, чтобы задышать впервые за 30 лет). И если годишься ты и нужен владеть хорошим ювелирным бизнесом с поставщиками из Якутии, ну скажи ты мне, на кой ляд тебе этот английский? Его ж нельзя купить, это не сумочка. Ты же заплатишь за него временем, которое нужно было потратить на сон или игру с сыном, и эмоциональным состоянием, которое упадет до неспособности улыбаться.

Нет такой мотивации, которая заставила бы человека прийти к тому успеху, который не его. Нет таких желаний. Grow up.


Like, share, repost. Peace, love, smile. Learn.