Так вот про «смотреть сериалы».

Как обычно, вопросы не те. Не «какие сериалы лучше / надо смотреть», «смотреть с субтитрами / без субтитров», «с русскими / английскими субтитрами», «сначала на русском – потом на английском, или это бессмысленно» и т.д.

В подавляющем большинстве случаев просмотр сериалов как сегмент изучения языка проваливается по единственной причине: от этого действия ожидается совершенно не то, что оно может дать. Отсюда можно ходить по разным тропинкам:

— кроме просмотра сериалов не делается ничего, но ожидается значительный прирост нового материала, крушение барьера, обретение уверенности;
— берется сериал сильно уровнем выше, в результате – одно расстройство;
— сериал смотрят «с напряжением», выискивая незнакомые слова и т.п., пытаясь извлечь всю «пользу» и удивляясь потом, куда девалось все удовольствие.

Сериал или фильм – это, с точки зрения языка, огромный массив аутентичной речи, никак не обработанный для учебных нужд. Так к нему и нужно подходить. По сериалам нельзя учиться – именно «учиться», в том смысле, что сериалом нельзя подменить последовательную работу с определенным сегментом новой грамматической / лексической информации. Не надо с ним «работать»: выписывать слова, переводить туда-сюда какие-то куски и т.д.

Квалифицированный преподаватель может использовать сериалы в методических целях. Тогда выбирается определенная обозримая сцена, выбирается фокус работы, даются задания. Отрывок прослушивается минимум дважды с прослойкой из заданий: до, в перерыве между двумя прослушиваниями, после. Например, очень продвинутым студентам я давала задание на тренировку слуха: слушаем сцену и следим по распечатанному сценарию – при первом прослушивании отмечаем места, где актер отклонился от изначально задуманных реплик, при втором – стараемся вписать то, что он фактически сказал, вместо написанного. Как легко заметить, это совсем не то же самое, что смотреть серию на 40 минут, пытаясь выудить из нее новые слова, с которыми потом вообще неясно, что делать.

Просмотр фильма целиком тоже может стать методически оправданной задачей, но это отдельный разговор. Как правило, так все же не делают: нет возможности тратить столько времени, поэтому просмотр сериалов становится «внеклассным чтением». И это правильно.

При просмотре сериалов вообще нельзя концентрироваться на незнакомом. Объем слишком велик, скорость слишком высока, застревание на одном непонятном влечет за собой неминуемую утрату нити повествования (если, конечно, не жать на паузу, но это быстро превращает просмотр в пытку). С таким материалом можно работать только на рассеянном внимании, позволяя мозгу самостоятельно достроить нейронные связи, и это особенное состояние, в которое нужно уметь войти. В нем мы преспокойно пропускаем мимо ушей все, что не поняли, и радостно едем на том, что поняли, помогая себе богатым экстралингвистическим контекстом. Тут только вы можете сами помочь себе изнутри: НЕ цепляемся за незнакомые слова, занимаемся общим смыслом на топливе знакомых. Никаких задержек и нервов по поводу задержек. Нервы обычно бывают двух видов: «ой, я не поняла, как же я пойму остальное, ой, уже все уехало – а-а-а-а-а-а!» и «как я могу пропустить незнакомое слово, я же хочу УЧИТЬ английский язык, я же хороший студент, да как это можно вообще, это же не учеба тогда получается! Ой, а оно совсем все уехало, ну вот». Так вот, и то, и другое надо прекратить, и это делается только изнутри. Материал нужно принести в жертву обретению спокойствия. Материал вы найдете в другом месте, а спокойствие — нет.

Сериал – так же, как и любая другая потоковая аутентичная форма (т.е. любая письменная или устная речь), похож на бассейн с двумя трубами. В этот бассейн должно что-то втекать: это моменты, когда вы видите и опознаете в речи героев то, что видели ранее в книжках и других учебных форматах, таким образом получая валидацию «они действительно так говорят, сам слышал!». Из этого бассейна должно что-то вытекать: это моменты, когда в более или менее знакомом ландшафте вы слышите новые варианты реализации известных единиц, и это придает вашим знаниям объем и живость. Очень часто это делается и без сверки с источниками: контекст позволяет нанизать еще немножко смыслов на уже имеющиеся в голове ниточки. Например, я с начального уровня знаю, что означает слово “there”, но только спустя лет 30 после знакомства с ним узнала, что оно может выступать в качестве утешения, если произнести его дважды: “There, there.” Виной тому – сериал The Big Bang Theory. Да, я могу посмотреть в словарь, чтобы удостовериться в своей догадке, но могу этого и не делать, если верю своим глазам и происходящему на экране.

Просмотр сериала должен – ОБЯЗАН – приносить удовольствие. В противном случае его просмотр будет работать в минус. То есть вредить. То есть не просто быть бесполезным, а ВРЕДИТЬ. Нет, не шучу.

Если вы хорошо знаете язык, но не занимаетесь регулярно, сериалы (фильмы) – ваши хлеб и соль. Они поддерживают пассив в те годы, когда актив не очень востребован, держат на плаву сформированную языковую идентичность, полируют давно известное, вдыхают необходимую свободу в то, что рискует окостенеть. Пассив всегда шире актива, пассив всегда важнее актива. Если ничего другого не можете (некогда, нет сил, нет нужды) – кормите пассив.

Только не пытайтесь делать из сериалов учебу. И добра не наживете, и любовь угробите.


Like, share, repost. Peace, love, smile. Learn.