Рано или поздно в процессе изучения языка начинают возникать сложности.

(Я опущу преамбулу, в которой я в очередной раз ловко и остроумно разоблачаю рекламные уловки про бесконечную легкость и приятность изучения языка. Я давно торчу посреди этого зефирного торта вызывающим кактусом реальности).

Я заметила, что многие люди не различают стратегий усилия и насилия при попытке справиться с трудностями. Есть выбор «преодолевать» и «сдаваться», — это различают. Первый вариант подразумевает «заставлять себя», второй – «не заставлять себя». Выбор внутри «преодолевать» я вижу нечасто – а между тем, он есть: заставлять себя можно совершенно по-разному (глагол «заставлять» мне не нравится, но именно им чаще всего пользуются клиенты, так что я тоже остановилась на нем для начала). Сдаваться тоже, кстати, можно по-разному, но сегодня статья не об этом.

Чем же отличается усилие от насилия? Если коротко, то только одним: вниманием к собственным чувствам.

Проще всего это объяснить и понять, если внутреннюю борьбу одного человека перенести вовне и разделить на две фигуры.

Ситуация насилия подразумевает следующее: «Мне плевать на твои слезы и крики, на извивающееся тело, на страх и боль, у меня есть цель, я не могу ни остановиться, ни отменить происходящее. Если твоя возня и звуки будут отвлекать меня от достижения цели и получения удовлетворения, я добьюсь подчинения. Если понадобится, я убью тебя – но цели своей достигну».

Простите мне эту отсылку к Mindhunter и действиям реальных насильников. Или не прощайте. Я люблю яркие образы (то, что на английском называется graphic) и честность.

Ситуация усилия подразумевает следующее: «Я вижу, что тебе тяжело и, возможно, очень. Но ты сам не знаешь, на что способен. Именно такие моменты позволяют продвинуться дальше и сделать чуть больше того, что умел раньше. Я внимательно слежу за тобой, и я не позволю тебе перейти черту невыносимости. Просто еще немножко – и ты сам удивишься, как близко был тот результат, к которому ты шел и боялся сделать этот последний шаг. Я с тобой».

Есть разница?

Для того, чтобы второе было возможно, нужно два обстоятельства:

1. Реальные, отдельные от вас люди, которые покажут на собственном примере такое поведение и помогут вам принять его в свою внутреннюю жизнь («интериоризировать», как это называется в психологии). К сожалению, через одно понимание это работает не очень хорошо и не очень быстро. Нужен реальный человек – учитель, тренер, любимая бабушка, который будет именно так относиться к вам и поддерживать в трудные моменты. Любые другие слова возможны, но важен посыл: «Ты не один. Я – гарант твоей безопасности. Цель – лишь попробовать чуть больше обычного. Если это не получается – тебя утешают, а не бьют».

2. Умение замечать свои чувства и ощущения, принимать их в расчет ВСЕГДА. В первую очередь, потому, что гарант теперь – вы сами, и порог, за которым начинается «невыносимое» можно заметить, только ориентируясь на внутренний барометр ощущений, эмоций и чувств. Вовне его нет нигде, его не измерить ни временем, ни количеством. И важно вовремя отпустить, не переходя в насилие.

Как только цель начинает доминировать над чувствами – это насилие. В гомеопатических дозах оно возможно: когда цель слишком желанна для обеих внутренних фигур, когда они едины в желании потерпеть и единодушно отпраздновать победу. Так бегун достигает финиша через острую боль в колене. Но это кратковременное усилие, которое годится там, где все внутренние стремления человека направлены в одну точку и где терпеть осталось недолго. Этот рецепт не годится для ежедневного приготовления блюда под названием «15-минутная жертва богу английского языка». Если вы чувствуете, что внутри начинается диалог: «НАДО» — «Нет, только не это, не хочу, не буду, не пойду, мультики, торт, ванна, устал, сигарета, поздно, — короче, НЕЕЕЕЕЕЕТ», — все, ни о каком единстве и «немного потерпеть» речи быть не может. Вы раскололись, и одна ваша часть истязает другую.

Чувства тоже поддаются некоторой дисциплине: со временем мы привыкаем к собственным тупикам и расстройству, ощущению беспомощности, мы быстрее выходим из них на уровень конструктивных действий (если нам помогают, если мы не прокручиваем одно и то же, как белье в барабане стиральной машины, а с каждым разом наращиваем умения обходиться с тем, что преподносит нам жизнь и учебник). Возможно, в пятый раз мы напарываемся на определенное слово или грамматическую тему, и бесимся так же, как в первый, но заканчиваем беситься – нет, не так же. Быстрее. В восьмой раз, возможно, медленнее (ну потому что правда, сколько можно?!!!), зато в одиннадцатый уже не бесимся вообще, а просто решаем поставленную перед нами задачу. Но все это возможно как раз за счет постоянного контакта с чувствами, за счет умение выстраивать между двумя противоборствующими частями диалог, помогать себе.

Технологии помощи и поддержки себя необходимо нарабатывать. Подсматривать, приглядывать, заимствовать целые фразы, выражение лиц. Пробовать делать это внутри, преодолевая недоверие к этим интонациям поддержки и утешения.

Если такое обращение чуждо вам настолько, что вы даже не понимаете, о чем тут Маша пишет славным пятничным утром яркого мая, который традиционно бушует за окном, вырастить себе такого внутреннего помощника всегда можно в кабинете психотерапевта. И даже если вы прекрасно понимаете, о чем тут Маша пишет, но не находите внутри себя такой фигуры – вам туда же.

А, у меня все заканчивается призывом: «Все – к психотерапевту!»

С добрым утром.


Like, share, repost. Peace, love, smile. Learn.