На втором полугодии подготовки к экзамену CPE меня догнало внятное ощущение: если я сама не втоплю сейчас всеми доступными мне средствами и силами – ничего не будет. Еженедельные три часа в классе помогают мне – нннну примерно как одна силовая тренировка в неделю при прочем пролеживании боков на диване. Скорее, она выполняет тестово-диагностическую роль: я достаю из широких штанин богатый арсенал всего накопленного непосильным, но хаотичным трудом, и применяю его по назначению. Иногда с неудовольствием обнаруживаю, что из сотен и сотен инструментов затерялась какая-нибудь крошечная отверточка или шпулечка, а именно она-то сейчас и нужна. Иногда — что шпулечки среди моих инструментов нет.

То есть, все – как у людей. Лингвист ты там – не лингвист, advanced – не advanced, всегда есть место для шага вперед.

Отсюда интересно поразмышлять о том, что есть обучение, какие необходимы для него условия, когда и как оно происходит НА САМОМ ДЕЛЕ, но я сегодня не совсем про это. Коротко только замечу, что сейчас я личным опытом подтверждаю свои же слова, перепетые многократно в этом уютном бложике: отладка учебного процесса и даже честная работа на уроке и дома не является УЧЕНИЕМ как таковым. Я делаю абсолютно все, что от меня требуется с внешней стороны: посещаю занятия, работаю на них усердно, делаю домашку. И наблюдаю хорошо тренированным профессиональным взором, как знания в моей голове и не думают прирастать. Половина проекта How to Know How так или иначе посвящена вопросу: как разбираться с подобными фиаско.

Что является действительным учением (ОБучением, ИЗучением)? Секретный внутренний процесс – познание, развитие. Вы, кстати, прекрасно это и показали в результатах опроса «Кто как учит слова». Если вам это неочевидно, я с удовольствием сформулирую: подавляющее большинство так или иначе говорило о необходимости найти СВОЙ способ – то, что сработает именно для данного конкретного мозга.

Внутренний этот секретный процесс может быть запущен в ходе учебы, а может не быть. И тогда при всех тех же внешних атрибутах и добросовестных усилиях ученика и учителя, обучение (в смысле learning, а не teaching) может не состояться. Вообще.

Хорошо, что я это знаю. Хорошо, что у меня нет разочарования, растерянности, бунта и вообще сильных эмоций по этому поводу. Для меня это работает, как сигнальная лампочка, на которую я просто смотрю и говорю: «Ага. Ясно. С этим надо что-то делать».

CPE – это уровень, который уже не может потрясти человека новым грамматическим материалом. Грамматика должна прочно «встать» на места к концу Upper-Intermediate так, чтобы отныне ею можно было заниматься исключительно в формате «а вот есть еще такой один нюанс». Принципиально новых тем в грамматике с уровня Advanced быть не должно.

Чем же является подготовка к CPE, по сути? Колоссальным наращиванием вариативной лексики. Включая, разумеется, вопросы ее встраивания в предложения, т.е. не только слово и его значение, но и весь обслуживающий персонал: предлоги до и после, сочетаемость с другими словами, синтаксические структуры, в которые оно хорошо укладывается. Об этом, кстати, вы в своих комментариях говорили мало, хотя, подозреваю, часть этой концепции была сокрыта в словах типа «контекст», «фразы со словом», «с чем слово сочетается» и так далее.

«Ха!» – подумала я. Не я ли три года назад создала лучший в мире курс, полностью посвященный работе с лексикой и уже обучила на нем более 200 студентов? Очнись, сапожник, время снимать мерки с себя!

Достала я красивые тетрадочки, разноцветные фломастеры и ручки, открыла вкладок 10 со словарями и тезаурусами, взяла учебник, по которому мы работаем в классе – и уехала на этом всем в свое прекрасное далеко.

Это то, что никто за меня не сделает. То, где мне – даже не мне! а моему мозгу! – нужно:

а) безраздельное внимание;
б) удобный — только ему! – ритм;
в) достаточное — только для него! – время;
г) посильная – только с его точки зрения! – нагрузка;
д) выбранный, выработанный, а иногда и выстраданный – только им! – способ взаимодействия с материалом.

Не в том смысле, что до него так никогда и никто не учил слова – нет, конечно, все способы изучены, описаны, оптимизированы и явлены студентам по 1000 раз, простое их называние никого не делает счастливым: списки, карточки, ментальные карты, картинки, электронные приложения. Тьфу ты, даже стыдно.

Но это – одна из моих любимых ловушек: мы знаем ОБ ЭТОМ все – и нам кажется, мы знаем, КАКОВО ЭТО. Это неправда. Важна потайная составляющая, которую так просто не раскусишь и не заставишь сбываться: чем занято внимание и воображение в тот момент, когда мы переписываем слова (в столбик, в строчку, на карточки, в табличку, в ментальную карту); какие образы возникают в голове, какие связи? Чем из потайного, не всегда вербализируемого мы кормим этот процесс? О чем для меня лично эти слова?

Ну и раз обещала – рассказываю, как это делаю я.

1. В обычной жизни я этого вообще не делаю  Мне кажется важным это проговорить: я годами набираю новые слова из сериалов и книг, ничего не уча, и они-таки набираются, но важно понимать цели, объемы и темпы. Цели у меня в этом случае отсутствуют, темп – улитка ползет по склону Фудзи. Очень многие из вас описывали схожий процесс: мол, они как-то сами, а мы – ну так, лениво поглядываем в словарь иногда. Однако если я желаю совершить в языке качественный рывок – это не вариант. Поэтому см. последующие пункты.

2. Выписываю в тетрадь. Карточек не завожу: хлопотно, лень и т.д. Крайне редко иду через перевод. Вместо него записываю всю информацию о слове, которая важна для понимания его значения и его функциональных особенностей. Такой информации в словарях подавляюще много, нужно уметь выбирать то, что важно сейчас, обрабатывать ее. Переписывать словарные статьи целиком большого смысла не имеет.

3. Если реально нужно загнать в себя много единиц и быстро – использую способ «гармошка»: выписываю в столбик на русском – справа столбик на английском; загнули русский столбик так, чтобы его не было видно – к столбику на английском теперь пишем русский – ну и так далее. Пони бегают по кругу.

Какие минусы? Годится только для работы через перевод и не дает делать никакой работы с функционалом. Это для тестов и экзаменов – не для долгосрочного хранения и живого использования.

К сожалению, именно это у большинства людей и ассоциируется с понятием «учить слова». Это не так, это лишь один из способов – причем, как многие из вас отметили на собственном опыте, не самый эффективный. Но знать об нем необходимо, потому что иногда это правда нужно — именно так, много и ненадолго, с сознанием, что большинство вывалится позже.

4. Иногда из того, что есть в тетради нового и в голове старого, рисую ментальные карты. Выбираю тему по смыслу или функционалу: например, «погода» или «соединительные и разделительные союзы» — и вперед. Тут, как фантазия подсказывает. При работе использую штучек пять словарей, поиск по картинкам Google и разноцветные фломастеры.

Вы спросите: а дальше что? Выписали, разрисовали, по разным словарям проверили – а учить-то как?

Основная гигантская плюшка такой работы состоит в том, что нет никакого «потом», граждане. Пока вы с ними так-сяк возились – все вы уже и выучили, вот и все 


Like, share, repost. Peace, love, smile. Learn.